Тимур Аитов: Блокчейн придумали русские!

На вопросы корреспондента Pravda.ru отвечает Тимур Аитов, заместитель гендиректора ГК Программный Продукт, ведущий программы КриптоПравда.

Блокчейн наше будущее, блокчейн — революционный прорыв… Но почему об этом заговорили только сегодня? Я вспоминаю события десятилетней давности, когда только появилась криптовалюта Биткоин, никто вообще про блокчейн тогда не упоминал. А сегодня ни одна ИТ-конференции без обсуждения блокчейна и особенностей его внедрения не обходится. Что делали мы и вообще — все мировое сообщество все эти 10 лет?

Многие прорывные технология не сразу находят понимание и признание — в том числе, и в бизнес-сообществе, увы. Есть инерция и есть традиции, есть доходы компаний и ее акционеры, есть и риски, связанные с внедрением нового — что тоже немаловажно. Существует большая аналогия внедрения блокчейна и сетевого протокола TCP/IP, который сегодня стал базовым для интернет-коммуникаций. Помните — сначала были сети прямой коммутации и выделенные линии, которые считались самыми надежными и защищенными, потом появились новые сети пакетной коммутации в рамках идеологии TCP/IP, в них информация перемещалась уже в виде пакетов, имеющих специальные заголовки, пакеты свободно двигались по указанию управляющих устройств сети — маршрутизаторов. В блокчейне в каком-то смысле происходит то же самое — но эта технология пошла немножко дальше и по компьютерной сети (которая обязательно должна существовать при использовании блокчейна) перемещаются более сложные структуры — блоки, происходит по определенным процедурам их создание, есть некие демократичные принципы управления движением эти блоков. Блокчейн создал новую платформу для перемещения информация. Сначала новая платформа была использована для работы конкретных приложений — таких как криптовалюты, но постепенно пришло понимание, что принципы, заложенные в создании цепочек блоков, могут иметь гораздо более широкий спектр приложений. Сегодня вокруг всего этого появился огромный "хайп".

Хайп пришел к нам в основном с Запада. Не получается ли так, что мы опять подхватываем идеи, которые нам навязывают западные инвесторы и эксперты, а нам их опять придется применять с определенной долей осторожности, поскольку мы, все-таки, в чем-то значительно уступаем в технологическом развитии тем же западным коллегам. У нас же могут быть другие приоритеты, ценности? Почему все мы как один стали реагировать на то, что вброшено к нам с той стороны?

Я бы не стал утверждать, что весь хайп, который создан вокруг блокчейна, создан именно на Западе — какими-то иностранцами, которые на нем хотят нагреть руки. По крайней мере, в создании ажиотажа задействованы и русские персоны, и их проекты. Достаточно упомянуть Виталика Бутерина — молодого основателя блокчейн-платформы Etherium, на базе которой работают и криптовалюты, и многие стартапы. Другой популярный персонаж — Павел Дуров, представлять которого уже не нужно, даже тем, кто не знает Telegram. Сегодня Дуров строит свою блокчейн-цепочку, которую назвал TON (Telegram Open Network) и уже провел IСO, а успешен настолько, что Форбс причислил его к сообществу миллиардеров. Это всего два примера, я могу продолжить список компаний — это WhatsApp, Google и др. Везде в них найдутся люди с русскими корнями и занимающие ключевые позиции. Могу сказать, что Америка действительно гораздо успешнее во всем том, что касается крупных проектов. А что касается идей, конечно, Россия уверенно входит в тройку первых стран — наряду с Китаем и это без всяких натяжек и сомнений.

А почему так происходит — придумываем мы, а пользуются другие. Что это? Какое-то ущербное государственное управление? Недостатки в организации крупных проектов? Отсутствие должных стимулов?

Наверное, главное лежит в наших традициях управления крупными технологическими проектами и в отношении к ним. Российские и советские ученые, чаще всего, шли ноздря в ноздрю с западными коллегами — порой, даже их опережая. Однако, когда дело доходило до внедрения, мы чаще всего проваливались — хромала школа менеджмента. Связано это с традициями российской административно командной системы управления (АКС), которая сложилась еще во времена Петра Первого. АКС и ее принципы, конечно, устарели, однако АКС действует до сих пор во многих структурах с участием государства. Еще штрих — многовековой настрой исследователей российской и советской школы, который отражает шутливая поговорка: "русские ученые делают то, что можно, но как нужно, а американцы делают то, что нужно, но как можно". Смысл в том, что западная наука менее строгая, зато более заточенная на практическое применение. Это в среднем конечно.

Как поломать эти традиции? Они же не самые удачные? Сегодня создано новое Министерство цифрового развития, связи и массовых коммуникаций. Очевидно стимулирующее внимание общества к этим проблемам, есть запрос на отдачу от проектов цифровой экономики. Как добиться результата во всех прогрессивных начинаниях, связанных с инновациями?

Чтобы добиться результатов надо жестко следить за отдачей от проектов. Инновации не должны существовать сами по себе и решать второстепенные задачи — поправлять имидж страны, давать приятные ориентиры для молодежи и т. п. Ключевая задача для любых инноваций — это деньги, это доходы. Если ты взял грант и ведешь инновационный проект, ты должен жестко отчитываться и от проекта надо требовать прежде всего, финансовой отдачи. Если нет отдачи — его надо безжалостно выбрасывать, а организаторам запрещать вообще получать далее какие-то гранты — возможно, составлять черные списки — как ЦБ ведет в отношении проштрафившихся банкиров и т. п. Причем отмечать тех, кто получил госденьги, и тех, кто их дал, и сделал ошибку — возможно, даже не имея коррупционных поводов. Если ты честный чиновник, но некомпетентный — то ты не годен для венчурного финансирования и должен уйти из набсовета или иной похожей организации. Мы строим цифровую экономику 5 лет, огромное количество денег — порядка триллиона рублей потрачено на инновации во всех сферах, включая сам центр Сколково, но ничего взамен нет. Нет никаких доходов. Это говорит о том, что управление инновационными процессами построено неправильно.

Вторую ключевую проблему, связанную с переходом на новые технологии в масштабах страны, я бы обозначил как отсутствие ведущей организации, которая бы отвечала за конкретный технологический проект — имела бы штатных сотрудников для этого и которые бы отвечали за нее. Возможно, они даже согласовали бы с какими-то центрами компетенций, центрами стратегического развития, еще с другими полуобщественными организациями свои решения, но сами при этом конкретно отвечали рублем за успех. Напомню, в советское время были такие отраслевые НИИ, которые являлись этими ведущими организациями. Сегодня НИИ практически все устранены, а вместо них постоянно создают некие дорожные карты, которые пишут все, кому не лень. Дорожную карту человек с широкой эрудицией может состряпать быстро — по любому крупному проекту. Сядет и за неделю что-то напишет. Другое дело, кто будет отвечать за нарушение сроков? За то, что они необоснованы? Не взаимоувязаны?

Что еще важно — должно быть понимание на уровне общественного сознания, что такое блокчейн и как к нему двигаться. Должны быть правильно расставлены акценты и приоритеты. К примеру, мы видим негативные публикации СМИ относительно криптовалют — а они формируют мнение о технологии блокчейн в целом, поскольку криптовалюты на нем работают. Все остальные направления — может быть 90% полезных приложений блокчейна — остаются за кадром. Новый министр цифрового развития возможно выступит и расскажет об этих важных приложениях. Возьмет на себя ответственность за формулировку тех направлений, где в первую очередь надо применять блокчейн, кто это будет делать в государственных отраслях.

Пока новый министр цифровых технологий не расставил приоритеты, может быть, вы основные направления упомянете? Чтобы мы представляли, куда должен двигаться блокчейн?

Первое, что сразу приходит в голову — это страховой рынок. Есть уже яркий проект iChain, который называют "Uber в страховании", потому что он связывает страховщиков и партнерские компании с клиентами. iChain предоставит партнерам и участникам проекта важные сервисы — такие, как KYC, управление рисками средствами ИИ, работу с претензиями и др. Ну, а клиентам по всему миру позволит получать страховые продукты на 30-40% дешевле, чем без платформы — как нам об этом заявляют авторы проекта. Кстати, это люди с русскими корнями Сергей Чекрий и Юрий Мухин.

За счет чего произойдет такое снижение стоимости страховых продуктов?

Страховые компании снизят свои затраты, которые они несут на фоне разработки и обслуживания собственного ПО. Потребители смогут покупать страховой продукт с блокчейн-платформы через веб-сайт или социальные сети.

Что является основным тормозом внедрения нового, что тормозит переход на блокчейн?

Традиции, общественное сознание, представления о бизнесе — они являются самыми инерционными, если говорить об общей массе бизнесменов. Когда вам объясняют, что технология прорывная, высокоэффективная, но у вас имеется работающая огромная централизованная ИТ-система, а особых сбоев и претензий к ней нет, то заставить поменять ее — непростая задача. В работающей системе никто ничего менять не хочет. Все будут ждать каких-то успешных внедрений на рынке, первых аналогов. Всегда выгоднее идти в этой части немножко на шаг сзади. В этом смысле ИТ-шники очень консервативны и тот же Гартнер, который провел исследования на эту тему и опросил 3000 ИТ-директоров из 98 стран в 2018 году показал, что только 1% из числа опрошенных, отметили хоть какие-то блокчейн-проекты в своих организациях. Это в мировом масштабе, примерно такая же пропорция, думаю, и в нашей стране.

Процесс, безусловно, все же идет и согласно данным IDC мировые расходы на блокчейн проекты в 2018 году прогнозируются в объемах $2,1 млрд. — это в два с лишним раза превышает объемы финансирования 2017 года. IDC ожидают, что в целом расходы на создание блокчейн сетей будут расти быстрыми темпами в период 2016–2021 г. г. со среднегодовым темпом прироста в 81,2%, так, что общая сумма расходов до 2021 составит $9,7 млрд. В США, как ожидают, будут самые крупные инвестиции на блокчейн-проекты — 40% среднемировых расходов за рассматриваемый период.

Если говорить о секторах, то впереди по расходам финансовый сектор и банки. Активно будут экспериментировать с блокчейн сектор дистрибуции и услуг — там ожидаются инвестиции в проекты розничной торговли. Сектор производства и ресурсов на третьем месте — его темп будут определять отдельные обрабатывающие отрасли. Основным драйвером на ближайшие годы все же останется сектор финансовых услуг.

В чем основная специфика блокчейн проектов?

Блокчейн это не только и не столько ИТ-технология — внедренцам придется глубоко вникать и прорабатывать проблемы и задачи, связанные с информационной безопасностью, юридическими аспектами внедрения, прогнозировать последствия перехода на цепочки для бизнеса в целом. Видимо, должны появиться полноценные CIO — которые придется переименовать в CBO — Chief BlockChain Officer — ведь для внедрения потребуется специфически заточенный сотрудник именно на блокчейн-технологии. Среди более мелких проблем я упомянул бы некое предубеждение в отношении к "гуру" и евангелистам блокчейна. В этих гуру быстрее всего превратились ИТ-шники, которые временно оказались без работы. Есть, конечно, и квалифицированные сотрудники, но большая часть — это не имеющие опыта студенты, которые заинтересованы быстро подхватить новые идеи, а пропагандируют их, глубоко не разбираясь, к чему приведут эти самые технологии для конкретного производства. Все это отчасти дискредитирует проекты. Безусловно, проблема кадров ключевая из-за отсутствия квалифицированной помощи при реализации проектов.

Конечно коренной реконструкции подвергнутся ИТ-подразделений, которым придется поменять свою структуру. Опять-таки, это приведет к некому торможению и определенному отторжению проектов — именно в силу человеческого фактора. Ведь многие потеряют работу.

Какие еще важные отрасли затронет блокчейн?

В списке кандидатов — ИТ-системы телекоммуникаций, различные профессиональные сервисы. Упомяну близкий мне сектор патентных услуг — для которого группа компаний "Программный Продукт" запустила пилотный проект на базе одной из блокчейн- платформ. Переход на блокчейн позволил упростить и улучшить обслуживание клиентов, обеспечил прозрачность документооборота, связанного с регистрацией прав на объекты интеллектуальной собственности. Пожалуй, синхронизация работы нескольких распределенных баз на основе приватной сети блокчейн будет наиболее ходовым примером применения технологии в ближайшие годы. Более сложными, но и более отдаленными по времени станут проекты смарт -контрактов, которые появятся в промышленном исполнении не ранее, чем через десять лет.

Почему так долго?

Посмотрите на нынешних юристов, которые будут писать эти смарт-контракты. Контракты должны быть жизнеспособными. Юристам потребуется опыт в программировании отдельных блоков, алгоритмической формулировке условий. Как взимать юристам плату за новые услуги? Поступать как банку-эквайеру и получать процент от суммы транзакции? Или заставить оплачивать клиента хостинг? Что бы юристы не предлагали клиентам — сами бизнесмены должны переосмыслить свой документооборот, они должны быть уверены, что смарт-контракт без их участия не принесет огромных убытков

Что будет уже в самом далеком будущем?

В ход пойдут глубокие трансформирующие приложения, связанные с публичной идентификацией граждан при пересечении границ, проекты по линии ФАТФ в части предотвращения отмывания средств в запутанных финансовых схемах и проч. Все эти процедуры будут переложены на блокчейн, что непросто и это будет встречать огромное противодействие тех, кто не заинтересован в этом. Когда-то масса активных приложений достигнет критической, появятся страны-пионеры по этой части. Но все это не скоро — точных сроков не назовет никто.

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках, Google+...

Комментарии
Русская зарубежная церковь прекратила отношения со Вселенским патриархатом
Министр обороны США признал Крым российским
Министр обороны США признал Крым российским
Глава Крыма раскрыл сообщников керченского стрелка
Глава Крыма раскрыл сообщников керченского стрелка
Министр обороны США признал Крым российским
Экономике США предрекли обвал в ближайшие годы
Почему Запад испугался слухов о входе России в Ливию
Польша: снесен последний монумент памяти
Польша: снесен последний монумент памяти
Министр обороны США признал Крым российским
Экономике США предрекли обвал в ближайшие годы
Почему Запад испугался слухов о входе России в Ливию
Министр обороны США признал Крым российским
Министр обороны США признал Крым российским
Почему Запад испугался слухов о входе России в Ливию
Министр обороны США признал Крым российским
Польша: снесен последний монумент памяти
Почему Запад испугался слухов о входе России в Ливию
Польша: снесен последний монумент памяти
Пенсионный референдум невозможен из-за "дыры" в ГАС "Выборы"